Ира Форд

06.10.2019

  27      

До рождения детей я что-то такое слышала. Краем уха. Про батарейки, экологический след и про то, что в Германии, например, сортируют мусор. Хорошо бы и нам. Но до рождения детей был прошлый век…

Ира Форд, журналист и мама

В буквальном смысле. Там всё было просто: бабушки, вручая варенье, говорили неизменное: «Банки верни!» Отработанные шины становились клумбами во дворах или раскрашенной во все цвета радуги странной конструкцией на детской площадке. Старые простыни превращались в тряпки для мытья окон. Ну и святое – макулатура, железо. На переработку. В обмен на грамоты для пионеров.

И тут родились дети. 

То есть так: У МЕНЯ РОДИЛИСЬ ДЕТИ! А ещё – календарь прошелестел и – вот ведь! – наступил новый век. Тот, где половые тряпки продаются в магазине за деньги. Тот, где стало ненужным стирать пакеты и брать с собой в магазин банку под сметану.

Стало ясно: с экологией надо что-то делать. Потому что всё, что ты делал прежде теперь не работает. Теперь, в новейшей истории, планета моментально загромождается всем, что призвано обслуживать жизнь новоиспечённого червячка. От рождения и до… До нового воплощения.

Червячок успевал за месяц стать жучком и вырасти из всей одежды, писал в подгузники и ел из баночек. Из крошечных баночек. Червячок менял коляски как трусы (люлька, трость на дачу, проходимая по бездорожью), а став гусеничкой, вступал в общество потребителей: самокаты, велосипеды, скейты, гироскутеры. Кеды, кроссовки, конверсы, велотуфли. Семь курток. Четыре комплекта школьной формы. Внезапно включая клетчатую, очень хорошенькую – а вдруг в школе введут новый дресс-код. 

Я превратилась в человека разумного с рождением детей. Будто включилось новое зрение. Появилось желание меньше потреблять. Умение не покупать то, что не так уж необходимо. Способность видеть возможности имеющихся вещей. Вдохновение разумно и осознанно избавляться от того, что не используется.

Я не помню, в какой момент в моих детях включилось экологичное мышление. Может, тогда, когда я пошла на лекцию «Зелёного драйвера» Романа Саблина, и Яся – ей было три – пошла со мной. В костюме лягушки. Сказала: «Я тоже буду зелёной!» Сидела в картонном домике и ела панакоту, которую подавали в баночках из-под детского питания.

Или в тот момент, когда я брала интервью у Даши Табачниковой о развитии велосипедизации в Петербурге как экологичном способе передвижения по европейскому городу. А Яся – ей было четыре – пыталась выговорить «велосиди…», «велосипипи…», и требовала объяснить суть программы. «Велосипедизация» она выговорила через полгода. С тех пор 8 месяцев в году она не слезает с самоката и велика.

Может, в тот момент, когда я отправилась изучать, как устроен «Раздельный сбор» и одновременно понесла сдавать батарейки в пункт приёма опасного сырья. А Яся пошла со мной. 

А дальше с нами везде был Гоша. 

Ярославе 10. Георгию 6. Они кое-что понимают о том, что жить на этой планете предстоит им. Они в курсе, что мы не покупаем целлофановые пакеты в магазине (у нас есть сумки). Что, выбирая товары, мы смотрим на упаковку. И делая выбор между молоком в пластиковой бутылке и в пакете, выбираем второе. А выбирая между тремя маленькими пачками сока и большой, покупаем одну большую. Что мы не покупаем лишнее. И не выбрасываем еду. Такое правило.

Мои дети сами сортируют мусор. Стекло. Пластик. Бумагу. Относят в контейнеры «Спасибо» ненужные вещи и вещи для переработки. Разбирают свои шкафы и отдают мне то, из чего выросли. Меняются игрушками с друзьями чаще, чем просят купить что-то новое. Берут книжки в библиотеке. 

Я пишу эту колонку за закрытой дверью. А по ту сторону Вселенной Яся и Гоша ссорятся: «Мои крышки!» «Нет, мои!» Яся собирает крышки для школы, а Гоша для садика. 

Все уже слышали про акцию «Добрые крышечки?» Нет? Тогда мы идём к вам! Только внимание – крышки должны быть с маркировкой «2» и «02». Их надо помыть. И  убедиться, что они подходят для акции. Сначала кажется сложно, потом понимаешь – это просто правила игры. Им легко следовать, когда на кону – чистая планета добрых людей.  

Блог редакции

ЗДЕСЬ МЫ ПИШЕМ О ТОМ, ЧЕМ ЖИВЁМ И НАД ЧЕМ СЕЙЧАС РАБОТАЕМ