Вадим Чернов

01.06.2018

  1661      

Их книги покупают, даже если не знают ничего об авторе – достаточно того, что это выпустил «Самокат». Главный редактор издательства Ирина Балахонова рассказала «Папиному журналу» о том, как книга расширяет границы сознания и мира

 

В этом году «Самокату» исполняется 15 лет. Но это сейчас издательств независимых и «умных» немало, а тогда вы были первыми. Давайте оценим этот путь.

Важнейшее достижение состоит в том, что читатель научился нам доверять. Мы с первого дня избегали «проходных» проектов, всегда думали, зачем и кому понадобится именно эта книжка. Мне кажется, что в 1990-е читатель был брошен на произвол судьбы, и мы способствовали развороту рынка книги лицом к читателю, создав вокруг детской книги серьёзный дискурс с привлечением экспертов всех уровней: библиотекарей, учителей, психологов, родителей, критиков. И ситуация изменилась кардинально – в пользу читателя и к нашей радости.

 

 

Сколько книг вы издали за это время?

Ровно столько, сколько хотели – не слишком много (хороших книг много не бывает) и не слишком мало: чуть менее 500 книг, 250 из которых присутствуют в нашем каталоге постоянно. Сегодня «Самокат» уже не маленькое, а, по меркам международного книжного рынка, среднее издательство с неплохой репутацией, и, по мнению наших зарубежных коллег, как минимум – с лучшим каталогом детской и юношеской литературы в России. В этом году мы вошли в список лучших издательств Европы Болонской выставки – впервые за историю РФ.

Какие тренды и ноу-хау появились на книжном рынке благодаря «Самокату»?

В мире на момент нашего старта уже почти все существовало – так что наша заслуга скорее в том, что у нас хватило настойчивости для переноса всего этого личным примером на русскую почву. Основное ноу-хау состояло в том, что мы были не про бизнес, а про «поделиться любовью к чтению». Мы делали книжки для собственных детей, и для нас было важно, чтобы они попали в руки к детям наших друзей, знакомых, единомышленников и всех, кто был готов стать ими. Мы были первым издательством, кто для разговора с детьми о книгах отказался от клоунов с шариками и заявил, что издатель – обязательно человек публичный, готовый обосновывать и обсуждать свой выбор. Похоже, мы были первыми, кто начал вести серьёзные интерактивные мероприятия с читателями – от мастер-классов по книжке-картинке до «музеев» книги. Например «музея круга и квадрата» по книжке «Мальчик, который хотел стать человеком» Йорна Риеля. А началось всё с фирменного литературного ралли «Самоката», которое мы впервые провели на открытом книжном фестивале в ЦДХ Москвы в 2006 году. Был период, когда запрос на наши мероприятия был столь велик, что мы не успевали издавать книжки.

А потом рынок как прорвало – стали появляться другие издательства, они осваивали нашу технику работы с читателем – и это было замечательно! Нам с коллегами, издательствами «Август», «Розовый жираф», Livebook, «Мелик Пашаев», «КомпасГид», удалось поднять градус интереса к детской литературе настолько, что сегодня ни одно уважающее себя издание не обходится без колонки о детских книжках. Появились сотни книжных блогеров, развилась мода на буктреллеры и книжные конкурсы. Самые сильные литературные критики и просто хорошие журналисты страны, такие как Галина Юзефович, Анна Наринская, Дарья Варденбург, Дмитрий Бавильский, Дарья Дмитриева, Юрий Сапрыкин, Лев Данилкин, Николай Александров, пишут и говорят о детской книге, комментируют выход новинок, рекомендуют, спорят.

Что касается привнесённых трендов, то вот основные. Виммельбухи: начало положила серия «Городок» Ротраут Сюзанне Бернер, до сих пор остающаяся самым продаваемым в мире проектом в этом сегменте. Серия «Лучшая новая книжка» – качественная переводная литература для младших подростков, состоящая из ранее не издававшихся на русском языке мировых бест- и лонгселлеров. Серия «Встречное движение», составленная из «проблемной» литературы для подростков. Серия «Недетские книжки», адресованная подросткам через родителей – как ответ на ФЗ № 436 и на закон о пропаганде гомосексуализма среди детей и подростков. Дизайн этой серии – наша особая гордость – неизменно вызывает восхищение у наших западных коллег – настолько он уникален. У книг есть специальная целая «стерильная» обложка, которую нужно оторвать.

 

 

 

Насколько высока конкуренция между издательствами?

Разумеется, она гораздо выше, чем 15 лет назад, но проблема не в количественной и уж тем более не в качественной конкуренции. Проблема в сложностях, связанных с распространением новых книг в регионах: там недостаёт информации, магазины зачастую очень инертны и не хотят ни рисковать, ни тратить своё время на пробное расширение ассортимента, а попробовав, но не проявив должного терпения или компетенций, жалуются на неликвидность продукции малых издательств, далекой от масс-маркета. В то же время в независимых магазинах, работающих на энтузиазме, а не на ретробонусах монополистов, дела идут неплохо. И повышенный спрос на современные новые книги на фестивалях и ярмарках в тех же регионах показывает, что есть явное несоответствие между реальным запросом читателей и способностью книжных сетей его удовлетворять.

У «Самоката» есть свой стиль. Как бы вы его охарактеризовали? Что такое «типичный „Самокат“»?

«Типичный „Самокат“» – это как раз что-то нетипичное, небанальное, честное, талантливое, не выхолощенное, часто рукодельное и… разнообразное. Это такие умные книжки, которые нельзя заменить другими, над которыми можно посмеяться или поплакать всей семьёй, – все они рассчитаны на диалог поколений, на активное участие родителей в процессе чтения и обсуждении. Это иллюстрации, где на первом месте стоит не техника, а мысль. Книжки, которые расширяют границы – мира и сознания. 

 

 

 

Расскажите, как устроено издательство изнутри.

Нас 30 человек. Редакция, вместе с верстальщиком, литредом и корректором, – 7 человек. Визуальный отдел – худред и дизайнер – 2 человека. Производством и логистикой занимается 1 человек. Отдел продаж (включая трейд-маркетолога и сотрудников наших обоих магазинчиков – в Москве и Санкт-Петербурге) состоит из 10 человек. В PR-отделе работает 3 человека: PR-директор и двое его помощников. У нас большая бухгалтерия – 3 человека, но иначе нельзя – мы много работаем с договорами заказа и с валютными платежами, а требования банков к оформлению платежей меняются практически ежедневно. IT и сайт, программист 1С – 3 человека. И 1 – очень надежный – офис-менеджер.

Все начальники отделов издательства имеют одинакового уровня экспертные компетенции и фактически управляют компанией сообща. Реально же с «Самокатом» работает во много раз больше людей, чем собственно в издательстве, – переводчики, редакторы, иллюстраторы, верстальщики, цветокорректоры, ридеры.

Вам удаётся выпускать всё, что хочется? Какие книги издать невозможно и почему?

Если мы от чего-то и отказываемся, то в основном из-за понимания, что это будет слишком рано для России – при всей нашей любви к эксперименту и просветительству, мы стараемся быть чуткими к особенностям национальной культуры и готовности нашего читателя принимать новое. А вообще мы издаем 95% того, что считаем нужным, – мы научились работать под всеми существующими законами с минимальными потерями смыслов.

Есть ли для вас как для издателя запретные темы?

Практически нет. Разумеется, я не стану издавать для детей книги с сугубо взрослой проблематикой, но говорить с подростками о волнующих их вопросах через хорошие и адаптированные к их восприятию тексты – а подростков как раз интересуют темы традиционно в нашем обществе запретные, – я как издатель книг для юношества просто обязана, иначе моя работа лишается смысла, а подростки – хороших и нужных им книг.

 

 

Некоторые ваши книги не выходят из топов продаж – например, «История старой квартиры». Вы заранее знаете, какая книга станет бестселлером?

Мы предполагаем, но без сюрпризов – как в одну, так и в другую сторону – не обходится. Например, нам казалось, что социологическая серия «Книги завтрашнего дня» («Демократия», «Женщины и мужчины», «Социальное неравенство – есть», «Знакомьтесь, диктатура»), созданная после падения режима Франко в Испании, в сегодняшней России пойдёт сложно, но ошиблись, и скорее всего за год сделаем ещё два, а то и три тиража. Такая готовность родителей говорить с детьми на сложные темы не может не вдохновлять, хоть и указывает на дефицит подобной информации на рынке. А вот удивительные, умнейшие, великолепно проиллюстрированные книги французского художника Ивано Поммо, рассказавшего сюжеты греческой мифологии современным графическим языком, книги, которые во Франции много лет не выходят из списка хитов, пока оставляют нашего читателя равнодушным. Потому что, во-первых, большинство населения России бесконечно далеко от классического образования, а во-вторых, потому что с трудом воспринимает книги со сложным визуальным рядом (это я говорю о родителях, у детей таких проблем как раз нет – они бы отлично освоили «Илиаду» и «Одиссею» через книги Поммо).

Можно ли просчитать успех заранее?

Нужно! И, кстати, это ужасно интересно. Но все зависит не только от самой книги, но и от правильного выбора момента для ее выхода и усилий по ее продвижению. Каждый издатель ищет и ждёт своего Гарри Поттера – важно, пока ждёшь, не делать проходной литературы и верить в каждую книжку.

Каких русскоговорящих авторов вы открыли и вырастили?

Авторы приходят к нам сложившимися людьми с чёткой позицией, и наша задача – их любить, ценить, поддерживать и – самое большее – направлять. Своими авторами мы считаем Юлию Яковлеву, Нину Дашевскую, Дарью Вильке, Дину Сабитову, Наталью Нусинову, Наталью Евдокимову, Эдуарда Шендерович, Сергея Седова, Елену Соковенину. Процент русскоязычных книг у нас невысок – мы в основном издательство переводной литературы. И издавать русских авторов, качество текстов которых ниже переводных, было бы в высшей степени непатриотично. Поэтому мы выбираем лучших.

 

 

Книги для детей чаще всего выбирают взрослые. А есть ли у вас связь не с родителями, а с детьми и подростками? Как вы узнаёте, что будет интересно именно им?

Сегодня наша совокупная аудитория в соцсетях – 60 000 человек, но мы получаем обратную связь на фестивалях, ярмарках. Дети по традиции участвуют в отборе наших книг – это и наши собственные, уже выросшие дети, и дети наших друзей, и наших коллег, и школьники, с которыми мы встречаемся во время презентаций, и участники многочисленных конкурсов. Делая книги, мы в основном ориентируемся на себя самих, но точно знаем, что людей, близких к нам по интересам, – множество, и их число растёт.

У вас есть представление, какие из книг «Самоката» станут классикой? И через много лет будут продолжать переиздаваться так же, как условные Маршак и Даррелл?

Боюсь (точнее, надеюсь), что новые Маршак или Даррелл в таких количествах, в которых мы имели счастье потреблять старых, нам уже не грозят, – мы живём в совершенно другом мире, с другим количеством информации и скоростью её переработки. К тому же, горячо любимая у нас англо-американская классика не издаётся в таком количестве нигде, кроме России, а мы всё время путаем талант автора и актуальность произведения с остатками потребительской ментальности, сформированной централизованной системой советского книгопроизводства и распространения. Вообще-то мы за новаторство в литературе, а значит, не должны позволять искушению стабильности делать из нас консерваторов.

Но совершенно очевидно, что книги Даниэля Пеннака, Марии Парр, Мари-Од Мюрай, Жана-Клода Мурлева, Роальда Даля – уже новая классика во всём мире, и у них есть все шансы задержаться на книжных полках России, тем более что качество их переводов вполне соответствует прекрасной советской переводческой традиции. Из русских писателей ярким талантом и большим потенциалом обладают книги Юлии Яковлевой, Екатерины Мурашовой, Дины Сабитовой, Нины Дашевской, Саши Литвиной, Дарьи Варденбург, Елены Соковениной.

Тиражи книг вашего ИД не сравнить с гигантами индустрии.

Мы – нишевое издательство, к нам идут за очень конкретными книжками, которых у монополистов зачастую просто нет, поэтому по некоторым направлениям и проектам, если говорить о тиражах, мы вполне можем конкурировать с самыми крупными игроками рынка художественной литературы, и это – при более высокой рентабельности. Мы свободнее в своём выборе и находим время читать то, что издаём, без чего работа издателя превращается в банальный бизнес. В работе с книгами на первом месте должна быть любовь к шрифтам, иллюстрациям, межстрочным интервалам, бумаге и мысли, облечённой в слово. Как умение и желание строить – в работе строителя. Умение шить и любовь к красивой одежде – в работе швеи. Однако книга – не дом и не платье, и чтобы понять, что там под обложкой, – её надо прочесть, а для этого купить. И тут вступает в игру такое понятие, как репутация издателя – и рано или поздно её отсутствие подрывает любой бизнес.

 

У вас нет ощущения, что читатели, которым интересны книги «Самоката», составляют пусть интересное, сложное, умное, но всё-таки гетто?

Если считать им всё мыслящее население страны и русскоязычных диаспор, имеющее детей, то я считаю для себя честью снабжать его хорошими книгами на русском языке. Но чем больше я размышляю об этом, тем больше склоняюсь к мысли, что настоящее гетто находится как раз за пределами пространства, где ценятся хорошие книги. Пространства, кстати, открытого для любого, кто знает грамоту, хочет мыслить самостоятельно и научить этому своего ребёнка.

Что выйдет в «Самокате» летом? Порекомендуйте, что почитать из ваших новинок.

Лето будет очень щедрым – так получилось, что оно буквально переполнено хитами. Это, прежде всего, «Деревья» – новая книга автора «Пчёл» польского художника Петра Сохи. К Чемпионату мира по футболу выйдет история футбола в историях и анекдотах, которая примирит или даже привлечёт к этой игре всех, кто был к ней равнодушен до сих пор – мам, например. Книжка называется «Это футбол! Игра, изменившая мир», её написали Лоран Николе и Лев Вировец. В июне выйдут две энциклопедии, отмеченные премиями книжной выставки в Болонье, – «Театр» и «Море». Для тех, кто любит проводить лето, наблюдая за природой, мы выпустили перевод большой и красивой португальской книги «Шагни за порог», адаптированной к реалиям наших лесов. В июле выйдет милейшая и очень нужная всем малышам и их родителям серия книжек Рамадье и Буржо про эмоции, героиня которых... книжка! Книжка, которая засыпает, сердится, боится и даже влюблена. Подросткам адресован новый текст Нины Дашевской «День числа П» и продолжения серий о Маулине Шмитт и о П. Осликове. В серии «Самокат для родителей» скоро появятся новые книжки: Януш Корчак «Правила жизни» и Юлия Яковлева «Азбука любви».

Блог редакции

ЗДЕСЬ МЫ ПИШЕМ О ТОМ, ЧЕМ ЖИВЁМ И НАД ЧЕМ СЕЙЧАС РАБОТАЕМ