Ира Форд

06.10.2019

  97      

Всеволод Василькиоти — муж, папа двух дочек (Соня, 7 лет и Юля, 4 года), открыл год назад в Петербурге экотакси. Теперь петербуржцы могут не думать, куда отнести батарейки, пластик, стекло, металл, зубные щётки, гаджеты и бытовую технику, керамику, одежду, обувь — сотрудники экотакси заберут из квартиры всё, что можно сдать на переработку!

Сева, кем ты мечтал стать в детстве?

Вспоминаю свои детские игрушки – отчего-то это были только машинки. И я всё время представлял себя за рулём гоночного автомобиля. 

Мечты сбываются?

Можно и так сказать! (смеётся) Я вырос, а мечта управлять автомобилем стала реальностью. Разъезжаю по городу на своём красном фургоне. Жаль, скорости не добавить в эти поездки! 

Была какая-то точка отсчёта, когда ты – раз! – и вдруг ощутил в себе какой-то толчок в сторону экомышления? 

Да, такой импульс был. Но я к нему пришёл уже подготовленный «Раздельным сбором». Мы жили в центре, а когда зимой переехали на север Петербурга, то рядом с домом нашли поляну, где построили снежную горку. Мы с детьми катались с неё, играли рядом. А когда наступила весна, и всё растаяло, оказалось, что это свалка. На этом месте когда-то были гаражи, их снесли, и ничего не убрали. Та свалка стала для меня поворотным моментом: не могу сидеть сложа руки. Я ходил туда собирать бутылки, организовал субботник для семей с детьми, которые жили в соседних домах. 

Для меня тут ключевое – «с детьми». С одной стороны, важно подать правильный пример, а с другой – экомышление вообще часто включается с рождением детей. Однажды просыпаешься и понимаешь: ещё одна баночка детского питания и пара-тройка подгузников, умноженные на количество детей на планете, и Земля захлебнётся под этим грузом!

Со мной произошло иначе: когда дети были маленькие, я работал управляющим в магазине «Лего» в Галерее. График был довольно жёстким, и ключевые вопросы с детьми решала жена – Настя. И хотя мы старались использовать подгузники минимально и находили для этого альтернативу, но не потому, что как-то особенно волновались об экологии. Скорее это была большая статья расходов.  

А сейчас как? Дети выросли, видят, как ты работаешь… Задают вопросы, касающиеся экологии?

Прямо в лоб они редко о чём-то спрашивают. Наверное, потому, что эковоспитание – встроенная опция в нашей семье. Мы дома сортируем мусор, дети видят. Мы идём на субботник – они с удовольствием в нём участвуют, особенно если даёшь им задание выискивать что-то определённое. Им не придёт в голову что-то кинуть на землю, папа с мамой ведь так не делают! Недавно были в кафе, и напитки подали в одноразовых стаканчиках. Девочки сразу говорят: «Папа, это тебе. Отвези на переработку!»

После «Лего» ты затеял бизнес, который сложно назвать престижным. Как отнеслась
Настя к тому, что ты снял офисный костюм и надел… 

Что надел? (смеётся). Я же не купаюсь в мусоре, чтобы Настя ко мне как-то особо отнеслась. Я надел обычную удобную чистую одежду. Наверное, дело в том, что, кроме «Лего», мой опыт работы включал несколько офисов. И я никогда не был всем доволен. Уходя из последнего офиса, я, конечно, советовался с Настей. Если бы не её поддержка – экотакси, как проект, не появилось бы. В офисе платили гарантированный оклад, и с этой позиции я уходил в неизвестность. 

Было понятно, что денег на этапе стартапа станет меньше?

Это было очевидно. А у нас двое детей. Но Настя поддержала мою идею, сказала, что это очень круто. Мы рискнули. Вначале было очень тяжело, да и сейчас ещё непросто.

Как у тебя родилась идея экотакси? 

Мы жили на «Фрунзенской», а недалеко от нас была «Точка сбора» на Боровой, где организован раздельный сбор отходов. Я туда относил то, что у нас дома собиралось. А когда мы переехали на север города, я понял, что ездить в центр стало далековато. Нужно искать какие-то другие пункты, адаптироваться к их условиям, потому что на Боровой принимали почти все категории сырья, а на севере таких пунктов не было. И вот, я в очередной раз собираюсь ехать на Боровую и вижу, что в группе «Точки сбора» в социальной сети кто-то написал, что готов заплатить, если и его сырьё вывезут. Я откликнулся. Протестировал идею несколько раз, убедился, что она рабочая. А что случилось дальше, все знают. 

Экотакси работает в Петербурге почти год. Вы развиваетесь. Расскажи, сколько сейчас сотрудников в проекте?

Кроме меня, трое водителей и девушка-логист, которая принимает заявки и составляет маршруты. Раньше это делала Настя, но сейчас работы стало больше, и поэтому мы взяли отдельного сотрудника на эту должность.

Ты заметил, что вместе с тем, как ты колесишь по городу, меняется менталитет людей? 

Да, тема экологии развивается, и очень быстро! Когда я ничего не сортировал сам, то не знал, сколько людей этим занимается. Пока не создал свой проект, мне не приходило в голову, что экотакси уже есть в России – первым оно появилось в Челябинске. А когда начинаешь разбираться в теме экопотребления, понимать, что к чему, то видишь – движение есть! Открываются экомагазины, магазины товаров без упаковки. Экодвижение набирает обороты. Ситуация меняется даже на государственном уровне: появился региональный оператор по обращению с твёрдыми коммунальными отходами. Который, хоть и косвенно, но даёт возможность платить меньше за вывоз, если ввести раздельное накопление отходов на уровне дома. 

Тебе часто говорят: «То, что ты делаешь – это капля в море!»? 

Говорят, конечно. Но при этом у меня не опускаются руки. Я понимаю, или человек сейчас вообще не в курсе, что происходит, или он только-только начал рассуждать на тему своего личного вклада в улучшение планеты. Я помню чувство, когда оказался на безграничной свалке среди обломков от гаражей и мусора. Я тоже думал: «То, что я сделаю – это ничто». Но я это пережил и стал двигаться дальше. Моё кредо: «Я вношу свою лепту в расчистку планеты. И пусть она небольшая, но она есть». А раз таких людей, как я, становится всё больше, значит, скоро мы придём к нормальному раздельному сбору: пункты будут если не в каждом дворе, то в каждом районе. И это будет нормальная, привычная схема поведения современного человека. 

Куда ты планируешь добраться на своём красном фургоне через 5–7 лет? 

Сырьё, которое экотакси забирает у клиентов, необходимо куда-то своевременно сдавать: машина быстро наполняется, а пунктов приёма очень мало. А до пунктов, которые принимают, кроме пластика, стекла и бумаги, ещё ПВХ и пакеты – сложно добраться, они за пределами КАДа. Поэтому я буду счастлив, если через несколько лет экотакси в Петербурге станет узнаваемым брендом, а у меня, кроме экотакси, появится свой стационарный пункт приёма сырья. Пункт, куда легко добраться, убедиться, что ты делаешь полезное дело, и куда хочется вернуться! 

Что стало для тебя открытием или каким-то удивлением, когда ты открыл экотакси? 

Я не был готов к такому горячему отклику. Почти каждый клиент говорит: «Спасибо, что вы существуете! Вы такое классное дело делаете!» В сложные моменты меня это очень поддерживает и бодрит. Особенно когда в конце дня фургон под завязку, я уставший, и тут, вместо одной обещанной сумки сырья, мне вручают восемь. И я не знаю, куда я сейчас это впихну! Но человек говорит: «Я вашу группу читаю, вы такие крутые ребята, продолжайте в том же духе!» – и сразу появляются и силы, и место в фургоне! (смеётся) 

Что для тебя счастье?

Когда есть баланс. Когда времени хватает на всё: поиграть с детьми, побыть рядом с женой, поработать, отдохнуть – и всё это без спешки и с ощущением поддержки. Поддержка от Насти и детей даёт мне чувство, что я делаю что-то настоящее. Очень часто я слышу от клиенток: «Муж категорически против того, чтобы сортировать сырьё». Мне грустно, что не во всех семьях мужья и жёны слышат друг друга. Без этого трудно прийти к счастью, и стать осознанными потребителями тоже сложно.

Ты счастливый человек? 

Да, безусловно! 

 

Беседовала Ира Форд 

Фото Олеся Травина

Блог редакции

ЗДЕСЬ МЫ ПИШЕМ О ТОМ, ЧЕМ ЖИВЁМ И НАД ЧЕМ СЕЙЧАС РАБОТАЕМ