Михаил Рудин

14.03.2018

  1259      

Идеолог шоу «Голос. Дети», основатель фестиваля «Поколение NEXT» продюсер Евгений Орлов открывает школу шоу-бизнеса для детей и рассказывает «Маминому журналу», почему попасть в телек – неправильная мотивация



В Москве вы уже 10 лет возглавляете проект «Республика Kids». Пространство для детей «ТерриториЯ» с подзаголовком «Центр творческой свободы», которое весной вы открываете в Петербурге, это примерно то же самое?

Я родился и вырос в Петербурге. Уехал лет 15 назад, успешно занимался шоу-бизнесом, но меня всегда тянуло обратно. В Москве мне удалось открыть успешную школу «Республика Kids», не самую, может быть, масштабную и в коммерческом плане успешную, но по результатам, заслугам лучшую в стране. Тиражировать это, превращать во франшизу невозможно. Тем не менее, делегировать навыки и делиться опытом хотелось, и именно в родном городе.

Как вы оцениваете успешность, если не в коммерческом плане и не в масштабах?

Я оцениваю успех качеством нашего продукта.

А какой у вас продукт? Дети?

Нет, конечно, продукт – это наши шоу, наш единственный актуальный фестиваль для подростков «Поколение Next», радиостанция Kids FM, которая функционирует в рамках учебного процесса. Это ученики, которые прославляют нашу страну, такие как Кристиан Костов, Аня Музафарова. Если знатоки детского музыкального творчества начнут просто перечислять знакомые им имена, то, наверное, лишь каждый четвёртый не будет иметь к нам отношения, остальные – наши ученики. 

Проект «Голос. Дети», в котором я имел удовольствие участвовать, сделал небольшую революцию. Всем стало понятно, что дети у нас в стране не только про весёлые сосульки могут петь. 

Времена изменились, и дети тоже – кардинальным образом. А мы это принять никак не можем и не хотим. Детей стало сложно обманывать сегодня. Как им доказать, что слушать Pharaoh им ещё нельзя, если они на центральных каналах видят клип про лабутены и знают, что их родители с удовольствием ходят на концерты группы «Ленинград»? Все спрашивают, как детей вытащить из гаджета? Действительно, как? Там они находят иную реальность, потому что то, что они видят в телевизоре и вокруг себя, их не радует: они ведь знают американские фильмы, смотрят «Голос», где модные красивые дети выступают с современным репертуаром, с живым оркестром. А у них в жизни-то этого нету. А кому из взрослых дядек и тётек есть дело до 27 миллионов подростков по всей стране? Да никому. Для маленьких детей существует газпромовское «Детское радио», и нет альтернативы. Есть несколько детских каналов, но они мало чем друг от друга отличаются, и все они – для дошкольников. Делать продукт для малышей очень легко. А вы попробуйте армию подростков вытащить из гаджетов и рассказать им, почему их кумиром должна быть не Ольга Бузова, а кто-то иной. Вот это куда сложнее, это серьёзная миссия, с которой мы будем справляться.

Когда ребёнка можно отправить на уроки шоу-бизнеса?

В «Республике» занимаются дети от 3 лет. Но выяснить в 3 года, насколько ребёнок талантлив и к чему он тяготеет, практически невозможно – даже в 7 лет тяжело. В 8-9 лет уже больше шансов, но чтобы определить этот талант, нужно попробовать позаниматься. Этот возраст – самый тяжёлый для меня. А самый интересный – 10-13 лет: они очень подвижные, живые, из них не ушло ещё детство, очарование миром и возможность радоваться мелочам, они с лёгкостью идут на риск. Дальше идёт самый тугой возраст, но если вы успели вложить мотивацию в подростка, она победит юношеский нигилизм.

Среда обитания, которую мы создали, – это альтернатива дворцам пионеров и прочим ДДТ. Наивно думать, что если мы эти дворцы чуть подкрасим и молодых педагогов возьмём, это будет работать. Не будет. Это принципиально нужно по-другому делать. Даже визуализация пространства, в котором происходит обучение, крайне важна. У них ведь другой принцип восприятия, они за секунду считывают информацию, сразу перемалывают, выдают решение мгновенно – и они уже вправе выбирать и решать сами.

Чтобы стать звездой, нужно хорошо петь или хорошо выглядеть?

Я приведу западный пример. Знаете, как в Беркли принимают решение о том, примут человека или нет? Сначала соискателя слушают педагоги и говорят, пригодны ли вы с их точки зрения. А вот решение о том, кто те двое счастливчиков из десяти, которые попадут на бесплатное обучение, принимают совсем другие люди: психологи и креативные продюсеры. Они оценивают, есть ли у кандидата харизма, обаяние, рвение, которые дадут ему возможность грамотно распорядиться образованием и стать успешным в профессии. Потом будет три экзамена, и расставлены они по приоритетам следующим образом. Сначала ансамбль, то есть оценивается умение работать в группе, слышать друг друга, вместе созидать – что у нас не привито вовсе, каждый гребёт под себя. Вторая дисциплина – это музыкальная психология. И только третья – сольное исполнение. А музыкальная психология – это технологии успеха, которые неразрывно связаны с эмоциями: те импульсы, которые мы даём публике, те секреты, которые мы записываем в блокнотик. Как представили песню, что и с какой интонацией сказали, как вошли в интерактив с залом. Это секреты профессии, которым нигде в России не обучают. Если ты внимательный, подсматриваешь, записываешь – ну, через 20 лет освоишь профессию. Кто у нас молодые исполнители на эстраде? Тимати, Нюша, Полина Гагарина, Алексей Чумаков, Александр Панайотов – вроде, целый список набирается, а приглядишься, оказывается, что они на профессиональной сцене уже 15 лет. И это наши «молодые». Так вот, чтобы сократить эту дистанцию, нужны такие центры, как наш.

Как вы относитесь к детским и подростковым конкурсам талантов? И как у вас происходит отбор учеников?

Я лично встречаюсь с каждым желающим учиться в «Республике» и с его родителями. Если я вижу, что мама пришла лишь с желанием засунуть ребёнка в телек, если эту установку не изменить, я с ними заниматься не стану. Важно, чтобы родители играли в одной команде со своим ребёнком. Ведь те знания, которые мы даём, нужно применять вне стен школы. Дома, когда друзья собрались, в небольших конкурсах, не сильно профессиональных, зато без оглядки на жюри или призовой фонд.

Я, например, сделал фестиваль «Поколение Next», только когда отсидел в пяти конкурсах в жюри, и все пять конкурсов мне показались чудовищными. Их же около тысячи в стране в год проходит. И все ужасного качества и уровня. Это дилетантство, вчерашний день: складывается впечатление, что от людей прячут календарь и они не в курсе, какой год на дворе. Как автопром, даже хуже. В автопроме хотя бы коммерческая есть заинтересованность, а тут даже её нет. Зато есть очень много людей с психологией нищих, хапуг, которые придумывают премию и распродают номинации и победы, телепрограммы, где места продают. Всё это не имеет никакого отношения к ребёнку и его развитию. И в этом участвуют родители, которые до «Республики» или «Территории» просто не дойдут, потому что им неинтересно продолжительное инвестирование. Им надо здесь и сейчас откупиться от своего ребёнка, дать ему диплом, звание, возможность где-то сниматься. Это опасная тенденция, потому что такой родитель публично расписывается в том, что его ребёнок ни на что не годен и ничего не умеет.

Я, например, рассматривал заявки на телепроектах. Там все заполняют стандартную анкету, есть такой пункт – «опыт участия в конкурсах». И бывает, что в этой графе живого места нет. Перечислено 345 конкурсов и фестивалей по всей стране, люди с одного конкурса возвращаются домой, переодеваются, берут чемодан и летят на другой конкурс. И у них дома есть «иконостас»: стенка, увешанная дипломами, и полки, уставленные кубками. А потом начинается прослушивание, и я просто поражаюсь – эти люди реально верят, что такие награды что-то значат? Ребёнок ни в одну ноту не попадает, ни голоса, ни чувства ритма, репертуар чудовищный. И они с этим «молодым талантом» ездят по всей стране, не делая выводов, не развиваясь, ни к чему не стремясь. Есть только желание очередной диплом повесить на стенку. Вот такие родители для меня представляют опасность. Я таких боюсь, избегаю и не стремлюсь перевоспитать.

При этом дети телевизор не смотрят. Они ориентируются скорее на видеоблогеров, в том числе своего возраста. Вы этому учите?

У нас в «Республике» есть популярные блогеры среди учеников и преподавателей, по миллиону подписчиков имеют в 12-13 лет. Это тренд. Прошли времена, когда было модно быть диджеем. Сейчас открыть школу диджеинга – всё равно, что солярий в Арабских Эмиратах. Теперь все хотят быть блогерами. И подростки этим увлечены, потому что это сказка про Ивана-дурака: 30 лет пролежал на печи, проснулся и получил полцарства. Всем кажется, что это просто, сейчас я, мол, родителям докажу, что никакого образования не надо, потому что этот парень успешный, получает по 50 000 рублей за пост. Когда так акценты расставлены, сложно объяснять ребёнку обратное. Они же мыслят сейчас довольно прагматично. Ну и время такое: чем раньше научатся распоряжаться средствами, тем проще будет жить дальше. Нужно другие аргументы искать. Вот, например, Нагиев или Ургант богаче и востребованнее любого успешного блогера. И неважно, сколько у них миллионов подписчиков. К тому же, в спину Урганту не плюют, потому что уважают. Над Ольгой Бузовой 80% её же подписчиков просто смеются. И культивировать, а уж тем более учить быть таким блогером – это странно.

А если у ребёнка комплексы и он не особо мотивирован?

Я в такое не верю. Мы подростковые комплексы искореняем. У нас же тут «Ханна Монтана», самый успешный сериал в истории Disney: в школе ты – серая мышь, за пределами – рок-звезда. Майли Сайрус стала знаменитой благодаря ему. Я, например, недавно провёл мастер-класс, съехались дети из разных городов России. Спрашиваю: «Знаете, кто такие «Ранетки»?» Нет, не знают. Представляете, как быстро происходит обновление? А ведь ещё недавно «Ранетки» были хорошей мотивацией. Я приходил в музыкальный магазин, а там стояла очередь из маленьких девочек и девушек в гитарном отделе. Благодаря обычному сериалу, где девчонки после школы превращались в рок-звёзд, у их зрителей была мотивация учиться, кем-то становиться. «Ранетки», возможно, сами о том не подозревая, воспитали целую плеяду думающих, интересных людей. Они не пили в подъездах, а занимались музыкой.

Вот простой пример. Ребёнок ходит в музыкальную школу, осваивает нотную грамоту – замечательно. Но есть издержки образования в том, что преподаватели не призывают детей к свободе творчества, не учат сочинять, подбирать на слух, импровизировать, привносить своё. Да я сам это проходил. Не благодаря, а вопреки развиваются дети. И этот ребёнок не может пригласить друзей в гости, сесть за инструмент и что-то исполнить. Ну чем он будет восхищать своих сверстников, этюдами Черни? Поэтому мы выпускаем ноты современных произведений, которые у этих ребят звучат в плеере, в телефоне. И это то, что их мотивирует. Они понимают, как саккомпанировать, как сыграть, как спеть. Представляете, никто не выпускает ничего подобного. Во всём мире это есть – у нас нет. Я лично писал письма в издательства, уговаривал, доказывал – бесполезно. Мы плюнули, напечатали сборник сами и просто его дарим. Без мотивации всё бессмысленно, а для ребёнка мотивация должна быть в том, что он друзьям сыграет любимую песню и они скажут: «Круто!» И только так поднимается самооценка, а человек понимает, зачем он этим занимается.

Блог редакции

ЗДЕСЬ МЫ ПИШЕМ О ТОМ, ЧЕМ ЖИВЁМ И НАД ЧЕМ СЕЙЧАС РАБОТАЕМ