Дмитрий Первушин

14.03.2018

  1121      

Lady Waks, международная звезда брейкс-музыки, пишет музыку, руководит собственным лейблом, букинг-агентством и устраивает вечеринки по всему миру. Королева ломаных ритмов и мама семилетней Ники рассказала «Маминому журналу», как совмещать рейв и воспитание

 

Диджей – не самая обычная профессия. Как ты им стала?

Этот рассказ надо начинать издалека. Мои родители – инженеры, окончили Политех, там и познакомились в студенческие годы. В 1990-х папа перевёз нас в Германию: он работал на немецкую компанию и был профессором в университете, мама получила второе высшее в Ганновере на факультете истории и политики, была переводчиком, журналистом, писала книги. Осознанную часть детства я провела там. Переезд происходил медленно, чтобы я не переживала и не сопротивлялась: «Поехали на полгода в Германию?» – «Поехали!» А потом ещё и ещё. В какой-то момент я поняла, что живу там, хожу в школу.

А вокруг была электронная музыка.

Конечно! В музыку я пришла через граффити-культуру. Я училась в Вальдорфской гимназии, где было много предметов, связанных с искусством, что позволяло мне развивать свои навыки. Подростком я невероятно много рисовала, в блэкбуках, на стенах, у меня вся жизнь была – фломастеры и книги. В 1994 году увлеклась брейк-дансом, была единственной девушкой, причём самой маленькой: меня шпыняли, но в то же время обучали. Через танцы и граффити я полюбила хип-хоп культуру. А когда в 17 лет вернулась в Россию, начала и тут устраивать что-то похожее. Быстро нашла себе подобных, таких как DJ 108, Da Boogie Crew & Jam Style (чемпионы мира по брейк-дансу 2011 года). Вела соревнования по эмсингу в ДК «Первомайский», организовала школу граффити и брейк-данса, в 17 лет устроилась работать на радио «Рекорд», где у меня был собственный еженедельный эфир «Hip Hop Session».

Начала ходить по клубам и поняла, что они ещё не заселены ломаными ритмами – я попыталась внедрить их туда, начала с клуба «МАМА». Навыки рисунка мне пригодились, я училась в Университете культуры и искусств и параллельно работала дизайнером в нескольких компаниях, а также рисовала рекламу для собственных мероприятий. Больше пяти лет я отработала в компании Сontrforce, мы организовывали фестивали MAYDAY Russia, «Восточный Удар», для которых я рисовала всё. Со временем занялась букингом артистов в этой компании. Я скупала все новые пластинки и в 2005-м выступила на MAYDAY в «Юбилейном». Всё, что происходило вокруг, – вечеринки, ивенты, – я впитывала и, когда набрала достаточно опыта, чтобы стартануть с чем-то своим, организовала промо-группу In Beat We Trust. Она существует с 2000-го и по сей день. Наш слоган: Kicking your ass since 2000.

Как родители относились к твоим увлечениям?

Я росла сложным ребёнком. У меня есть старшая сестра, с ней родителям было проще. А у меня на любой вопрос было своё мнение, своя идея, которую нужно было воплотить. Я рано стала самостоятельной: работала, на свои деньги снимала квартиру, вела тот образ жизни, который хотела, и не посвящала родителей в детали. У меня уже была серия вечеринок, имевших статус и публику, я их организовывала и на них же выступала. Но родители узнали об этом через рекламу на улице. «Мегафон» запускал три новых тарифа, и я стала лицом одного из них. В рекламе я играла саму себя – рисовала на стенах. По всему Петербургу висели гигантские афиши, а в Пушкине, где жили родители, был всего один билборд. На него и наклеили мою физиономию с пирсингом – кстати, о нём родители тоже не знали. И вот мой папа встаёт на светофоре, видит это и спрашивает: «Что у тебя за железо на лице?» А не то, как я попала в эту рекламу. Мне влетело, и пришлось объясняться.

Вы дружили с сестрой?

Она старше меня на девять лет. В детстве это серьёзная разница, чтобы быть близкими: я всегда пыталась до неё добежать, а она – от меня убежать. Когда мы уехали в Германию, ей было уже 18 лет, она осталась здесь, вышла замуж, родила ребёнка. Сейчас работает бухгалтером.

Перенесёмся в наши дни. Уже много лет международные музыкальные премии признают тебя диджеем года. Ты востребованный в своём жанре артист, проводишь вечеринки по всей планете. Расскажи про свой график.

При том количестве задач, которые у меня есть, без тайм-менеджмента не обойтись. Всё происходит согласно ему. Но в приоритете – время с семьёй, а уже потом карьера и всё остальное. На гастроли я уезжаю на самом последнем рейсе, а возвращаюсь на первом возможном. Со сцены сразу еду в аэропорт. Все выходные планирую заранее, чтобы провести их дома или взять дочку и мужа с собой. Муж тоже берёт нас с собой в командировки, так что мы много путешествуем вместе.

Диджеи работают тогда, когда другие люди отдыхают. Значит, твои рабочие дни – это выходные?

Не совсем. Гастроли занимают примерно половину моего времени. Но в него входят не только вылеты и выступления – нужно ведь слушать музыку, записывать и периодически выпускать новые треки, вести социальные сети. Есть ещё серия вечеринок, букинг-агентство, лейбл, где мы издаём музыку различных исполнителей. А ещё есть радиоэфиры каждый вторник. Пока ребёнок в школе, я всегда слушаю музыку. По пятницам, субботам и воскресеньям играю на выезде. Утро на неделе у меня всегда на телефоне, я провожу встречи, собрания с сотрудниками, переговоры с партнёрами. Далее – ребёнок, кружки и спорт. Я разносторонний человек и никогда не смогла бы быть только музыкантом. Если нет договоренностей, я могу выключить телефон и неделю рисовать или уйти в музыку. Всегда нужно оставлять время на то, чтобы оставаться собою.

Семь лет назад в твоей жизни появилась дочка. Как материнство изменило твою жизнь?

Я поняла, что в моей жизни есть кое-что более интересное, чем работа. У меня непростой характер, и требования к себе и к близким я предъявляла высокие. Ника сильно изменила меня. С пятилетнего возраста я начала видеть в ней своё отражение. Поняла, над чем хочу поработать в её воспитании, и теперь мне ясно, что начинать надо с себя! Этим и занимаюсь. Был период, когда я много читала про детскую психологию – я хотела знать, что происходит внутри моей маленькой девочки, я хочу по возможности уберечь нас от ошибок и травм, которые можно предугадать. С рождением дочки я научилась лучше разбираться в личностях, стала более человечной. Я осталась прежней, со своими целями и мечтами. Но теперь, когда я иду к ним, то делаю это не так, как раньше.

Я люблю мою семью и очень ценю наше совместное время. У нас есть традиции, которые мы выдумали с мужем и поддерживаем всем семейством. К примеру, раз в две-три недели у нас кулинарный вечер: вытягиваем карточку с названием какой-нибудь страны, изучаем её гастрономические особенности, подбираем меню, одеваемся в соответствующем стиле. На прошлой неделе была Австралия – правда, мы не знали, что надеть, и были в купальниках. По окончании ужина тянем новую карточку – следующая у нас Испания, так что с подбором гардероба будет проще!

С «кнопкой» я стараюсь проводить как можно больше времени днём. Мне нравится делать с ней домашку, что-то мастерить. Она на лету подхватывает идеи, легка на подъём. Она очень крутой организатор. Заходишь в комнату, где играют дети – Ника стоит посередине: «Тебе гитара, тебе синтезатор, ты поёшь – поехали!» Она способна занять всех.

Ты живёшь в Павловске. Казалось бы, по роду деятельности тебе лучше находиться в центре Петербурга.

Это связано с ребёнком. До этого я всё время жила в районе Невского проспекта и, наверное, удовлетворила своё желание. Тогда мне казалось, что это удобно и круто: ты всегда в центре всего. Но с появлением ребёнка меняется времяпровождение, круг общения. Если раньше друзья могли затусить у меня на выходные, то сейчас они приезжают ко мне с детьми погулять по паркам. Живу в Павловске и этим довольна. Зимой дочку в садик всегда возила на санках, летом – на велосипеде. С ребёнком за городом жить лучше.

Ника интересуется музыкой?

Она очень талантлива по рисунку. Говорит, что будет детективом и художником-модельером. С трёх лет у неё есть свой мольберт, в кармане всегда лежит блокнотик и карандаш. До пяти лет ей вообще не нравилось то, что я играю, сейчас она уже понимает, что это модно. А раньше, когда провожала на гастроли, говорила: «Хорошо тебе спеть, мама». – «Ника, но я не пою». – «А, ну ладно. А чего же ты не поёшь?» Потому что петь она любит, занимается в хоре. Тем, что я музыкант, она заинтересовалась, только когда тусовка во дворе, наши соседи, стали говорить: «Мы твою маму на YouTube смотрим, она там качает!»

Мы вместе с ней были на нескольких «Пиратских станциях». На «Эпизоде» – это новая инкарнация «Казантипа», проходит на вьетнамском острове Фукуок в новогодние каникулы – она танцевала у меня за спиной. Прошлый Новый год она была со мной и мужем в туре по Австралии. В общем, теперь Ника не так скептически настроена. А то раньше спрашивала: «А кто тебя заставил такую работу выбрать?» – «Я вообще-то для этого много работала, это была моя мечта». – «Странная мечта».

Бабушки-дедушки участвуют в воспитании?

Конечно, кто как может. Мои родители наполовину живут не в России. У них дом на Кипре, холодное время проводят там, жаркое тут. Я очень рада, что одна бабушка с Никой много читает и занимается воспитанием, а другая – балует и водит в деревню к коровам и гусям. Они такие разные, и каждая – просто подарок!

Вернёмся на танцпол. Когда ты на сцене, ты можешь думать о чём-то другом? Например, о доме.

Когда ты чем-то занимаешься, ты должен делать это на 100%. И это касается всего. Если я рисую с ребёнком, то должна отложить телефон и не пытаться одновременно делать что-то ещё. То же самое с музыкой. Когда я выступаю, то полностью нахожусь там, живу этими эмоциями и энергией. Если я буду стоять за пультом и думать о постороннем, то не получу удовлетворения от процесса. Так что если я на сцене – я на сцене, если с ребёнком – то с ребёнком. В любом деле важно сложить правильную энергетику.

 

Комментарии

Блог редакции

ЗДЕСЬ МЫ ПИШЕМ О ТОМ, ЧЕМ ЖИВЁМ И НАД ЧЕМ СЕЙЧАС РАБОТАЕМ